Кровь, джунгли и дикие люди

Три захватывающие истории, рассказанные путешественниками и таинственно связанные между собой.

История первая: Тропа через ад

Анастасия Чмиль
 В Непале, как и во всей Азии, утро начинается очень рано. Еще до рассвета можно услышать, как местные проводят ритуалы около храмов, звонят в колокольчики и напевают мантры. Сегодня мы проснулись рано и захотели спуститься с гор к озеру. Посидеть на травушке около прозрачной водички, расслабиться, позавтракать и почитать.

До тропы вниз нас провожал один местный человек. И перед тем как мы двинулись в путь, он сорвал с куста несколько ягодок, похожих на маленькие арбузы, и сказал: «Если вдруг к вам прицепятся личи, ну, знаете, личи, помажьте их этими ягодками, и они отпадут».

На тот момент я знала только, что личи – это вкусные сладкие фрукты, с которыми я познакомилась впервые в Таиланде. Первой жертвой стала я.

Я представляла себе романтическую прогулку по ступеням вниз, с прекрасным видом на горы и озеро, но попала в сущий ад. Я была в шлепанцах и, пройдя пару метров, почувствовала что-то холодное под стопой. «Что это?» – остановившись, спрашиваю у Саши. «Слизнячки», – ответил он, пытаясь оттянуть «это» от моих резиновых шлепок.

Как признался Саша позже, он сразу заподозрил в этих странных созданиях пиявок. И та мысль, которая пролетела первый раз при слове «личи», вернулась словом leech. Пиявка. Но ничего мне не сказал.

Следующей жертвой стал Саша. Сомнений уже не было, и мы один голос произнесли: «Пиявки». Я достала ягодки и начала тереть ими все: и ноги, и шлепки. Каждые несколько минут мы останавливались отодрать от ног пиявок. Когда спасение казалось близким и озеро стало видно, я побежала напролом по тропе от этих существ и остановилась в шоке. Маленький островок земли вместо ожидаемого берега, где можно было бы расположиться. Шок продолжился истерикой, когда я почувствовала резкую боль под коленом. Не поверив, я задернула штанину и увидела сосущую мою кровь пиявку.

Саша, не обращая внимания на мои вопли, ловко оторвал эту живность. Потом я увидела его ноги. Все залито кровью. Пиявки выбрали промежуток между пальцами и присосались в трех местах на каждой ноге.

Мысли о том, что «это полезно», «напьются – отпадут» и «стоит потерпеть», не пришли нам в голову. И Саша, и я срывали этих существ с себя. Осталась одна ягода. Мы стояли на берегу озера. Я смотрела вдаль и понимала, что возвращаться той же тропой не смогу. Немного успокоившись, но продолжая истекать кровью, мы все-таки решили идти дальше. Но через первые пару шагов пиявки появились тут как тут на наших ногах.

Саша пытался и себе, и мне внушать лечебную выгоду от этого действа. А я вспоминала о том, что мне не разрешили сдать кровь из-за того, что я вешу меньше 50 кг. Собравшись, я решила, что за нами приплывет лодка. Не поверите, но спустя пару минут появилась коренастая непалка на лодке. Мы сначала ее не заметили, пока не услышали крик: «Боат? Боат?».

Как я ожила! Поблагодарила мироздание за то, что оно меня слышит, и начала махать руками. Бабулечка подплыла, жестами спросила о том, туда ли нам, куда и ей. Мы не раздумывая сказали да, туда. Плыли минут семь, вид красивый. Место, где она нас высадила, как раз нам было и нужно.

vk.com/mandrusvitom

История вторая: Босиком сквозь джунгли

Александр Потоцкий
 Я уже шестой месяц жил на острове Новая Гвинея, когда ко мне прилетел друг и заявил, что хочет отправиться к диким племенам. И вот мы на последнем рубеже – в маленькой деревне, откуда начинается тропа в неизведанную глушь. Пожилые папуасы у костра несколько часов спорили, ругались, истерили, но все же дали нам разрешение и проводников. Вышли утром на рассвете. Было холодно, и капал мелкий дождь.

На первом же подъеме в гору хотелось отказаться от затеянного. Я стоял, держась за ветку дерева, ноги тонули по щиколотку в грязи, легким не хватало воздуха, голова кружилась. Неожиданно подвела обувь: она просто развалилась. Пришлось выкинуть. А запасной не было. Возвращаться поздно. Значит, только вперед.

Не зря джунгли Новой Гвинеи называют непроходимыми. Пройти можно только там, где папуасы прорубили тропы в горах. Они идут либо круто вверх, либо круто вниз. Оступился – прощай. Шею переломать – раз плюнуть.

Скользко. Корни торчат, камни, бесчисленные переправы через горные реки в виде поваленных деревьев. И никогда не знаешь, где провалишься по колено в грязь и какая дрянь тебя укусит. Туман и дождь. Холод. С тяжелым рюкзаком за спиной я шел босиком и материл себя за раздолбайство. Ступни порезал, в ранах грязь. Утешал себя тем, что до пункта назначения близко. Всего-навсего день. Но ни в тот день, ни на следующий мы до деревни не дошли.

Из дневника: Сбивая ноги в кровь, мы мерзли под дождем. Ели из котелка на костре, спали на голой земле, прячась за скалами. Деревья в лесу были покрыты зеленым мхом, их стволы скручивали между собой лианы, и мимо пролетали экзотические птицы, издавая не похожие ни на что звуки. У меня не было сил идти дальше. Я падал в грязь, тяжело вставал и падал вновь на следующем спуске или подъеме.

Но на третий день пути мы наконец увидели долину, к которой непролазные джунгли подступили со всех сторон. Она была изолирована от мира, и с высоты очередного перевала казалось, что там никто не живет. Но стоило нашему проводнику издать громкий клич, как эхом отозвались крики его соплеменников. Тогда я понял, что мы пришли. Сел на землю и закурил.

Но самое трудное было не позади. Надо же было и обратно возвращаться. Тем же путем. Босиком. Это был самый тяжелый поход в моей жизни.

vk.com/nomadic.reporter

История третья: Ангел-хранитель

Никита Шакиров
 Весной мне делали операцию на колене, и нужна была продолжительная реабилитация, но я не мог сидеть дома так долго. В июле ко мне приехал мой друг, мы сделали визы и вместе рванули в Скандинавию без денег. Когда делали шенген, я забил на страховку. За все мои предыдущие путешествия страховка ни разу не пригодилась.

Чтобы переночевать, мы стучались в каждый дом, заодно испытывая гостеприимность города. Но, бывало, мы ночевали на улице в палатке, даже один раз на норвежском кладбище.

В городе Тромсе мы полезли в горы. После восхождения больное колено начало ныть. Один раз я поскользнулся и упал, почувствовал резкую боль. Оно начало реально болеть от ходьбы, и я уже подумывал о возвращении.

В Осло мы с другом разошлись и поехали в разные стороны – он в Гетеборг, а я в Стокгольм. Я думал, поживу максимум недельку и продолжу путь в сторону Копенгагена, но все как-то затянулось. Однажды я проснулся утром и увидел, что большой палец начал гноиться. Он сильно болел от ходьбы, и стало понятно, что так далеко не уедешь.

Поначалу я думал, что сам смогу вылечить. Распаривал в соляном растворе, мазал йодом, но улучшений не было. В тот момент я пожалел, что сделал липовую страховку.

Я начал реально нервничать и подумывал, что трип накрывается. Написал в фейсбуке, что мне нужна помощь. Ответила девушка Джудит, с которой я познакомился в первый день в Стокгольме.

Мы ходили по госпиталям, и нам отвечали, что осмотр врача стоит для меня 3000 крон, то есть 22 000 рублей. Мы были в шоке. Джудит купила для меня страховку до конца моей визы. Я позвонил страховщикам, но они сказали, что это не их случай, потому что палец был поврежден до оформления страховки. И я понял, как сильно накосячил.

Через пару дней мы встретились с Джудит, и я увидел ее с красными заплаканными глазами. Она сказала, что обзванивала все организации и дешевые больницы, но все отказывались помочь, потому что я не швед. Она говорила: «Какие же бессердечные люди».

Через пять минут она подходит ко мне со своими коллегами и говорит: «Мы все скинулись тебе на врача». Она действительно мой ангел-хранитель. У врача мне обрезали половину ногтя, забинтовали и порекомендовали сидеть дома, чтобы рана дышала и засыхала. Мне часто снилось, что левую ногу ампутировали, и я плакал во сне. Я не хотел, чтобы палец начал гнить в пути, да и колено начало ныть на этой же ноге. И решил вернуться домой.

Когда я летел в самолете до Москвы, палец начал болеть, и я понял, что сделал правильный выбор.

vk.com/livinginthedream

Комментарии