Книга джунглей

«Мы с Тимом вцепились друг в друга, лежа в кровати, и боялись дышать».

Книга джунглей
Герой интервью
Мы хотим любви, путешествий и мирового господства Мы умеем наслаждаться каждым прожитым моментом Что накипело большинство думает, что высшее образование, автомобили, лайки, трусики от виктории сикрет - это главное Что радует встречи с настоящими человеками, в головах которых нет ни границ, ни виз, ни мессийных задач

Юля улыбается и говорит о том, как ей повезло встретить Тима, парня из Лондона. Они живут на тайском острове Самуи, гуляют в джунглях, пробираются с мачете сквозь трудности перевода и по очереди пишут о путешествиях, сексе и жизни.

Мне нравится, что у интервью получилась отдельная сюжетная линия – Юля все время пытается вернуться к чтению книжки, от которой ее оторвали.

Арриво: Юля, ты оказалась между двумя Тимами. Можешь загадывать желание.

Юля: Вообще, чем больше жизненного опыта, тем меньше ярко выраженных желаний. Раньше с этим, помню, проблем не было никаких… Звезда упала: «Хочу в кругосветку». Ресничка из глаза: «Хочу в кругосветку». Между двумя Тимами, Катями, Колями: «Хочу в кругосветку». А теперь?

Признаться, уже не так сильно и хочу. У меня всегда была теория на этот счет: мечты должны исполняться вовремя, пока сильно хочется. Просроченные мечты не радуют, а напротив, наводят на мысль: «А хрена ли так сильно хотелось? Стоило ли так убиваться?» Чего же я хочу больше всего на свете? Хочу просто сидеть в мягком кресле на балкончике и читать книжку.

Помогают ли путешествия найти в себе больше сочувствия к тому, что происходит в мире? Например, к пострадавшим от землетрясения в Непале.

Тим: Я бы сказал, путешествия не прибавляют сочувствия, ты сопереживаешь миру, когда отправляешься в путь. Ты уже чувствуешь эту связь и собираешься ее исследовать. Путешествия укрепляют твой фундамент, и чем больше ты странствуешь, тем больше кирпичиков в него ложится.

То, что произошло в Непале ужасно. У нас есть друзья, которые пережили все это. Мы можем сказать: «Вау, мы же там были» или «Боже мой, мы видели этот храм, а сейчас он разрушен», но что касается ощущений, то я почувствовал то же, что и к любой другой стране.

Почему вы задержались именно на Самуи? Чем наполнены ваши дни?

Ю: Случайность. Тим вообще не собирался в Таиланд. Мы познакомились в Покхаре, и на тот момент мне уже порядком надоело безденежье, связанное с невозможностью работать в нормальных условиях. Приходилось охотиться за электричеством. С утра встаешь, смотришь на расписание подачи электричества: ага, уже отключили, иду в ресторан. Сначала один, потом другой, отовсюду мягко просят удалиться, потому что на черта ты им сдался со своей кружкой кофе и постоянным щелканьем по клавиатуре. Искусственный генератор не для тебя поставили.

Я никогда не забуду эту ночь: мы плавали голышом в ночном теплом море, а из воды на нас смотрели миллионы светящихся планктонов. Настоящее чудо, которое подарила нам Вселенная на нашу годовщину.

Любовь случилась за месяц до назначенной даты поездки в Тай. Да такая любовь, что Тим передумал улетать в Лондон и отправился со мной на острова. Предполагалось пожить тут чуток для восстановления бюджета… Прошел ровно год, а мы все еще здесь.

Мы работаем учителями в языковой школе, на мне детки из русских семей, а на Тиме – их родители. Как ни удивительно, но на Самуи я нашла дело своей жизни. Никакой я не писатель, не журналист, не маркетолог и не менеджер, я просто учитель. Пришлось перепробовать много чего, прежде чем поняла. Ха, остается только надеется, что интерес со временем к преподаванию не охладеет. А то я уже подустала от своих охлаждений.

И вот я, та самая, для которой все это было невозможно, сижу у теплого моря, встречаю очередной закат и думаю, что все уже случилось. Жизнь происходит. Я ее чувствую, осознаю. И благодарю. Благодарю не только жизнь, но и себя, осмелившуюся покуситься на большее, не струсившую там, где трусят многие. Благодарю, что жизнь позволила все это, а я не испугалась в самый важный момент.

Т: Чем мы занимаемся на острове? Что ж, это трудно объяснить. Живем, смотрим на водопады, статуи и храмы. Ходим на пляж, гоняем сквозь джунгли. Это здорово, но мы слишком много работаем. Я теряю чувство свободы. Все собираемся куда-то поехать, но не едем. Были на острове Ко Паньян, отличная поездка, из-за которой захотелось двигаться дальше… Но мы все еще здесь. Затаились, работаем не покладая рук, ушки на макушке, копим силы на большое путешествие.

Тяжело ли было перестроиться от городской жизни к жизни на острове?

Т: Не так тяжело, как ты думаешь. Они весьма похожи по сложности. Жить в городе, особенно в Лондоне, это очень круто. Люблю большие города и всегда буду любить. Но Самуи я тоже люблю. Когда есть кто-то, кто тебя поддерживает, ты везде как дома.

Думаю, смысл в том, чтобы жить в разных странах. Однажды тебе становится слишком уютно на одном месте, слишком удобно. Ты просто наблюдаешь, как проносятся дни. Ты провел десять лет в одном городе, в то время как твои друзья уже объездили полмира. Жизнь только одна, так что постарайся увидеть как можно больше.

Задерживаю дыхание и, точно поплавок, качаюсь на волнах попой кверху – ностальгия внезапная: мне лет восемь, я в доме у бабушки купаюсь в ванной одна, тренируюсь задерживать дыхание на максимальное количество секунд и считаю про себя…

Ю: Я как будто тут родилась. Наш остров – деревня: петухи поют по утрам, быки пасутся на лужайках, коты дерутся с собаками, по травушке можно босиком бегать. Все как в бабушкиной деревне. Только тут еще и цивилизация есть. Кстати, до 22 лет я была убеждена, что большие города – это мое.

Поняла, что ошибалась, как только переехала из Кургана в Петербург. Потребовалось три года, чтобы полюбить мегаполис с его пожирателями времени. Даже во время путешествий, я всегда тянулась к провинции больше, чем к городам. Мне в деревне спокойнее, никаких стрессов и депрессняков.

Если бы пришлось избавляться от вещей в рюкзаке, какие три вещи вы бы оставили?

Ю: Трекерские ботинки, электронную книжку и айпод (улыбается). От всего остального избавлюсь легко и непринужденно, как всегда поступаю в этой жизни.

Мы летим на скорости 60 км в час. Мокрые и соленые после моря. Летим, потому что в небе клубятся черно-синие тучи, а ветер срывает пальмовые листья и кокосы… Приближается шторм, успеть бы до ливня добраться до дому.

Т: Во-первых, смартфон. Пока он у меня не сломался, это была очень полезная штука для путешествий. В нем была простая камера. Ты можешь поймать вай-фай, найти дорогу, делать заметки, ну и, короче, ты знаешь, как работает телефон. Во-вторых, имодиум. Я знаю, это обычная вещь, но когда она пригодится, ты будешь просто счастлив. Если бы у меня не было упаковки имодиума во время 18-часовой поездке на автобусе из Индии в Непал, я бы неоднократно наложил в штаны.

В-третьих, я бы никогда не избавился от своего раскладного ножа, в котором есть компас, увеличительное стекло, ножницы, всякие штуки, которые могут пригодится. Также он поможет, если нужно защитить себя. И еще я никогда не выхожу без своего шарфа, это куфия с Ближнего Востока. Мой отец привез его 25 лет назад и подарил мне на шестнадцатилетие. С тех пор я всегда ношу его в путешествиях. Маленький талисман из дома проводит с тобой много времени в дороге. Не важно, на удачу или из-за моды, он отлично поддерживает тебя в тяжелые времена.

Общаясь с европейцами, я заметил, что поначалу говорю легко и свободно, но после пары дней начинаю забывать слова, и разговоры становятся очень тяжелым занятием. Тебе это знакомо?

Ю: О, еще как! Вопрос по адресу. В конфетно-букетный период нашего общения мне, в принципе, и не нужен был язык. Двое понимают друг друга не только с помощью языка тела, но и силой мысли. Когда время страстей утихает и начинается новый период узнавания – вот тут без слов никуда, надо себя высказать.

Помню, после пары месяцев общения с Тимоном, начались в мозгу блоки, не могла вообще сформулировать не одной мысли, злилась, нервничала, доходило до разрыва, английский в такие моменты ненавидела. Я импульсивная очень, мне без нужных точных слов, как без кислорода. И в момент, когда не могу себя выразить, просто отчаиваюсь! Но мне повезло с таким терпеливым англичанином, как Тим.

По-моему, он вообще прирожденный учитель. Ни разу за год, прожитый рука об руку, не сорвался на меня, из-за того, что не понимаю, туплю, что надо по десять раз объяснять, в словари смотреть. Сейчас все легче. Я ловлю себя на том, что стала читать статьи на английском, смотреть фильмы в оригинале, слышать слова музыкальных треков и при этом не напрягаюсь вообще. Хотя языковые блокировки до сих пор изредка случаются. Наверное, мне понадобятся годы, чтобы общаться на английском, как я общаюсь на родном, любимом русском.

Что мешает людям надеть кеды и выйти из дома куда глаза глядят?

Ю: Страх, чаще всего необоснованный. Люди боятся потерять материальное, не врубаясь, что взамен приобретут бесценное. Мне на этот вопрос ответить сложно. Перемены, гонка, все бросить и начать с чистого листа – я такой родилась, не пришлось ничего в себе ломать. Совсем недавно победила одну фобию – боязнь одиночества, теперь вообще могу назвать себя бесстрашной до самых косточек.

Я тот же вопрос однажды задала своей подруге, в сердцах, знаешь, мол, не понимаю, почему они не меняют свою жизнь, если она их не устраивает. На что подруга ответила: если бы все были такими, как мы, некому было бы работать машинистами в метро, на конвейерах. Даже кассиры в супермаркетах бы перевелись. Пока одни боятся – другие изо всех сил пытаются жить, а не существовать.

Раньше я хотела всех вдохновить. Давайте путешествовать, давайте совершать революции внутри себя и вокруг, давайте-давайте-давайте. К 28 годам успокоилась, оставила своих друзей в покое. Осознала, что у каждого свое понимание счастья и видение, как надо прожить эту жизнь.

Т: Жизнь – это источник действия и бездействия. Причины остаться есть всегда, надо только выбрать момент, когда они не настолько велики, как обычно. Я уже говорил, люди тянутся к комфорту, и внезапные путешествия по экзотическим странам требуют усилий. Лучше они сядут на диван и включат любимое шоу по телеку. Я не осуждаю их. Проблема не в людях, а в отсутствии знаний.

Джунгли трещали и свистели. Солнце катилось к горизонту. Тим волновался, мол, не успеем засветло отсюда выбраться. К тому же, нас смутил один момент – не доезжая до водопадной парковки, вдоль дороги мы обнаружили три чучела, каждое из них было повешено за шею к дереву. Понимаете, то были не совсем чучела… ну то есть не для отпугивания ворон. Очевидно, их тут развесили для людей в качестве угрозы.

Как вы относитесь к модному у бэкпекеров вегетарианству? И как вы относитесь к модным бэкпекерам?

Т: Trendy backpackers? Звучит не очень хорошо, что бы ты не имел в виду. Ты о тех, кто выглядят, как модники? Или о тех, кто зависает с крутейшими дредастыми чуваками и едят только сою? Люди путешествуют по своим причинам, и в последнее время все чаще. Большинство этих людей талантливы. Они мечтатели. Хотят дотянуться до звезд, даже зная, что упадут. И они говорят: окей, это часть экспириенса. Нормальные люди остаются дома. Ах да, вегетарианство полезно для здоровья, а животных убивать плохо. И очень легко быть вегетарианцем во многих странах.

В одном посте Юля писала, что без кредитов ты бы не пожила в Америке, не слетала в Непал. Для меня обрастать долгами неприемлемо. Может, это очередная искусственная граница?

Ю: Не-не-не, это ты молодец! Поддерживаю. Долги – гири на руках и ногах. Правда, если уж добровольно на себя их навесил, будь добр расслабиться и тащить с радостной улыбкой на лице. Не относись к кредитам и долгам, как к смертельной опасности. Не смертельно. Просто надо впахать, расквитаться со всей этой чертовщиной и жить дальше.

Т: Здесь ты затронул больную тему. Брать на себя большие долги недопустимо и для меня, но небольшие иногда необходимы. Например, у меня был долг в 2000 фунтов, когда я уезжал из Англии. Я пытался погасить этот долг почти два года, но без результата. Мне хотелось жить.

Я уехал и послал на хрен этот долг. Это моя жизнь, я не собираюсь выбрасывать свою молодость на помойку из-за какого-то банка. Время – это деньги, приятель. Чем больше я работал, тем больше понимал, что мне платят не за работу, а за мое время. Ты буквально продаешь свою жизнь, единственное, чего ты не можешь восполнить. Поэтому банк идет на хрен. Я буду наслаждаться молодостью. Долг уже выплачен, но суть от этого не меняется. Не влезай в долги, это дерьмо. Пока не придется, конечно. Тогда взвесь все за и против и клади фишки на стол.

Можно ли простому парню найти в Таиланде работу официанта, грузчика, дворника? И как будет выглядеть его жизнь?         

Ю: Зачем? Чтобы жить у моря? Неее, простой парень будет несчастен, если не обретет дело по душе, живи он хоть на побережье Сейшельских островов. Конечно, если тебя не вставляет мытье полов и погрузка мешков. Меня постоянно спрашивают, можно ли переехать в Тай, не зная английского, а можно ли найти работу и прочие вопросы, которые я терпеть не могу.

Да можно, конечно! Я же не знаю, насколько ты силен, умен, насколько хватит у тебя воли, чтобы построить новую жизнь в другой стране. По мне начинать всегда сложно, но интересно. Я начинала десятки раз с нуля… Правда, сейчас уже устала от этого, но если вдруг придется – волю в кулах и вперед-вперед, ни шагу назад, как Дон Кихот.

Заброшенный дом мы тоже облазили вдоль и поперек. Надо же: кто-то выбрал себе чудное место для жизни, да, видно, денег не хватило на финал или времени или самой жизни просто не хватило. И теперь окна зияют черными дырами, лестница овита какой-то разновидностью плюща, на дверях сорванные замки, куча хлама в виде пластиковых бутылок, вилок, ложек, старого тряпья. Никому он не нужен стал, этот дом у водопада.

Я очень люблю дожди, но еще никогда не видел сезон дождей в Азии. Это действительно депрессивное время, в которое не стоит прилетать?

Ю: Брехня! Я люблю тайский сезон дождей. Раздражает, конечно, нестись на скутере под ливнем, однако привыкаешь быстро. Депрессии у меня тут вообще случаются крайне редко, если сравнить с Питером тем же. Вчера, кстати, так грохотало ночью, что мы с Тимом вцепились друг в друга, лежа в кровати, и боялись дышать – фантастические раскаты.

Т: Люблю сезон дождей. Не жарко. Дожди здесь великолепны, из солнечного дня в потоп все погружается за секунду. Но есть одно большое «но». Дожди приносят насекомых и плесень. Жуки повсюду, как и сырость, так что твой дом превращается в поле битвы с другими существами. Плюс, больше нечего делать, кроме как сидеть внутри и слушать звуки дождя. Прекрасное время.

У меня есть друзья, которые панически боятся змей и насекомых. Вы уже перешагнули через этот этап на Самуи?

Ю: Я через него еще в Индии перешагнула. Про бесстрашие говорила? Ну вот, мне до лампочки все эти насекомые, особенно если учесть, что комары меня не едят нигде. Змей не боюсь, просто слегка опасаюсь, здоровый такой инстинкт самосохранения. На меня как-то с дерева упала змея, ну вздрогнула и пошла дальше.

А еще прикол был. Сидим с Тимом на крыльце, оба в голубом сиянии мониторов, вдруг откуда ни возьмись стая термитов. Я уже это проходила, знаю, что они сдохнут через десять минут, бешеные, неразумные твари, поэтому даже с места не сдвинулась. Они вокруг лампочек кружат. Тим же вскочил, закричал, схватил метлу, заорал что-то типа «фак-фак-фак». До сих пор вспоминаем, хохочем. Муравьи – это беда. Я их уважаю, но не люблю. Тим не дает убивать, говорит, что это мы на их территории. Соблюдаем чистоту, чтоб они забыли в наш дом дорогу.

Т: Да, мы видели пару змей. Не особо страшно. Хуже всего – летающие жуки, эти просто врезаются во все подряд и они довольно тяжелые. Так что иногда могут и напугать.

Юля, в твоих записях много личного. С чем связана такая искренность?

Ю: Понятия не имею. Мне как-то мой редактор сказала: не знаю, выработался ли у тебя свой собственный стиль, но чем точно цепляют твои тексты, так это честностью. Видимо, отложилось на подкорке. Кроме искренности у меня никакого оружия нет, так как писатель из меня средней руки. В блоге сейчас пишу крайне редко, как раз потому что, нет возможности описывать все по-честному. Просто нет. Со временем я обязательно поделюсь своими мыслями, а сейчас нет. Пусть уж простят или покидают группу, их право.

Тим, нацеловавшись вдосталь со мной, улетел куда-то в направлении бара, такой же невесомый, как и я. Мимо проходит девушка, симпатичная молодая девушка, садится со мной на лавку. Захотелось ее обнять. Обняла. Она не против. Говорю: «Красиво двигаются». «Ага. Красиво». «Особенно вон та, в белой майке – чувствует музыку». «Ага. Чувствует». «Слушай, а давай я тебя сейчас поцелую? У меня даже мятная жвачка есть».

Затаив дыхание, читал пост про прыжок в водопад. Адреналин – часть вашей жизни? Или в ней больше спокойствия?

Ю: Скорее первое. Чем больше я себя убиваю рисками подобного рода, тем становлюсь сильнее. Это вызов себе, диалог с собой, возможность посмотреть страху прямо в лицо, подмигнуть и… в неизведанное с головой. Парашюты, горы, водопады – это было всегда. В сентябре – дайвинг, и это буду не я, если обещание нарушу.

Т: Я бы сказал, все зависит от момента. Мы пошли на водопад, увидели, что есть возможность для прыжка и я сказал себе: почему нет? Я вскарабкался, перетрухнул пару секунд, потом сказал «делай каждый день то, что тебя пугает» и затем прыгнул. В общем, когда приходит момент и ты боишься, просто толкни себя. В любом случае, выйдет хорошая история.

Тим, я слышал, что твое имя означает «говорящий с Богом». Я вольно интерпретирую это как «счастливчик», «баловень судьбы». Чувствуешь это?

Т: У меня всегда были сложные отношения с удачей. Иногда она дразнит меня, иногда нежно целует. Если мы говорим об именах, то моя фамилия Franks означает «свободный». Я из семьи странников, мы свободные люди, всегда готовые сорваться в путешествие. Так что я «свободный счастливчик», парень, который принимает то, что жизнь ему преподносит и не падает духом. Это похоже на реку, которая течет вперед и впитывает все происходящее вокруг, даже толком не зная, что происходит.

Электрический ток повсюду: реками и ручьями разливается он по ночному Бангкоку. Мы несемся по гладкому, словно вымазанному маслицем дорожному полотну, заныривая в арки, обрамленные портретами тайских королей. После полугодовалого скитания по деревням индийским да непальским – Бангкок кажется космически огромным, продвинутым городом, и мы в нем, будто провинциалы, озираемся по сторонам, крепко обнимаемся. Я ощущаю, как где-то у самого сердца зреет грецкий орех сладко-горького счастья, небольшой, но такой крепкий, что не по зубам многим из живущих на Земле.

Насколько я понял, сейчас вы готовитесь в дорогу. Собираетесь купить пикап, разработать маршрут. Деталей пока не раскрываете? Может, намекнете немного?

Ю: Намек – путешествовать станет намного легче, если наша идея обретет реальные очертания. Только вот сроки у нас постоянно сдвигаются. Бежать сейчас не стоит, жизнь только-только стала похожа на ту, которой хочется жить.

Т: Ну, сложно сказать. Природа планов такова, что они всегда меняются. Мы собираемся путешествовать, но маршрут постепенно усложняется. Пикап – отличная идея, но дорогая. Мы хотим совместить нашу любовь к текстам, путешествиям, людям и дороге, и, скажем так, идея пока в зародыше.

Знакома ли тебе такая ситуация: у тебя выпал зуб и, может быть, даже он еще и болит, а ты идешь и покупаешь на последние деньги билет на самолет. Ну, или дорогущий подарок другу.

Ю: Ты что, копался в моих дневниковых записях, которые я никому не показывала? В точку. Это сто процентов про меня. Так всю жизнь и поступаю, от того молочный зуб до сих пор и не выпал. Терпит, ждет, пока, я, наконец, не решу потратиться не на билет, а на зубной имплант.

Слушайте, нет ничего на свете важнее любви. Сто раз вы будьте богаты, окружены машинами и виллами, живите на островах, управляйте городами, странами, планетой, становитесь известными учеными, писателями, художниками, инженерами… Но если нет в вашем сердце любви, то, верно, вы чего важное упустили в своем безупречном сценарии?

Я разделяю философию, что главное – это секс, нудлс и тексты. Добавил бы еще кое-что, но речь не обо мне. Вы бы добавили что-нибудь к списку теперь?

Т: Окей, главное – лапша, тексты, моменты и люди. Это и есть жизнь. Никогда не забывай, что они связаны. Наслаждайся моментом, общайся с таким количеством людей, с которым можешь, пиши о том, что тебе нравится, ешь вкусную еду и занимайся сексом. Секс очень важен для жизни, здоровья, любви, всего этого. Мир тебе. Послушай песню Джона Леннона Imagine, и поймешь, что я чувствую.

Ю: Я бы добавила книги. Пойду все-таки почитаю немного перед работой, пока жара не спала, ок?

Автор интервью: Тимур Татаринцев

О путешествиях и жизни ребят на острове можно прочитать здесь:

It's my way

Комментарии

Лана Стесина 9 июл 2015

"Ты буквально продаешь свою жизнь..." Ох, ребята, демотивируете офисный планктон. Так и хочется снять с шеи рабскую веревку, но нет, кто же тогда будет публиковать такие сочные интервью...)

Загружено фото из
ctrl+enter
Иван Кузнецов 10 июл 2015

Согласен - пора уже как-то закрыть эту тему. Пусть первые не обижаются на вторых за резкие высказывания - что делать, раз у них жизнь такая и богатое воображение. Вторые - пусть будут поосторожнее в сравнениях. Действительно, кто будет публиковать интервью?!

Загружено фото из
ctrl+enter