Профессия: японские ныряльщицы за устрицами

Их называют «ама». В Японии их осталось 600. Самой старой — 82 года. Ама ныряют без аквалангов на задержке дыхания и достают с морского дна не только устриц, но также осьминогов, омаров, морские ушки и прочие «морепродукты».

 

Морские женщины

«Ама» в переводе с японского – «морская женщина». Директор «Музея моря и народов» в городе Тоба Йошиката Ишихара (Yoshikata Ishihara) рассказывает, что первые упоминания о женщинах-ныряльщицах можно найти в текстах и живописи 18 века. Прежде, чем облачиться в западные дайверские костюмы, ама почти не носили одежды: на них были белые набедренные повязки и самодельные очки. Но, как и 200 лет назад, ныряют они на задержке дыхания.

Сегодня набор ныряльщицы ама состоит из следующих вещей: гидрокостюм, водолазная маска, перчатки, ласты, стамеска для отковыривания устриц и прочих существ со дна моря. Пояс с грузами, чтобы уходить на дно, и спасательный круг, привязанный к телу веревкой, чтобы не потеряться в воде. Корзина или сеть для улова, а также белая косынка, которой они покрывают голову, чтобы – как говорят сами ама – быть более заметными для рыбаков и… отпугивать акул.

Они верят в подводных демонов и духов, и вышивают на косынках специальные символы (они же талисманы), которые приносят удачу в море: Seiman – перевернутую пятиугольную звезду, и Doman – решетчатый узор. Символы расположены рядом друг с другом.

Ама могут запросто нырнуть на глубину от трех до 20 метров и провести в морской пучине до одной минуты, не появляясь на поверхности. Количество рабочих дней в году зависит от сезона и погоды. Обычно: от шести до 70.

 

50 лет в море

Одной из ама – Сихейо Накайяма (Shigeyo Nakayama), было 10 лет, когда она помогала маме и бабушке таскать деревянную корзинку для улова и, пока те ныряли за устрицами, играла на берегу, представляя, как делает то же самое. Сейчас ей 69 лет и она одна из 110 активных ама из города Тоба.

Все, что поймают ама, они тут же несут на местный рынок и продают. Конечно, выжить на доход от одних только устриц в современной Японии сложно. Сихейо подрабатывает в отеле и у нее есть дача, где она растит огород. То же можно сказать и про 80% остальных ама: у всех есть дополнительные источники дохода или любящий муж, которые помогают выжить. И, кстати, ама могут быть не только женщины, но и мужчины.

Сихейо также работает в «Хижине ама» (Ama Goya) – небольшом ресторане при поддержке местного Культурного центра, где она подает посетителям блюда, приготовленные из свежего улова. Заведение находится в порте Тоба – все очень атмосферно. Столик можно заказать заранее или зайти к ама без предварительной записи. Еду готовят при посетителях на гриле: жареные осьминоги пользуются особой популярностью.

 

Трудно быть ама

Дочь Накаямы решила не становится ама, несмотря на то, что азы профессии и опыт, обычно передают от матери к дочери, из поколения в поколение. Ничего удивительного: как и везде в мире, молодежь бежит из деревень в большие города в поисках лучшей работы – и жизни. Стареющее поколение живет там же, где и раньше, пытаясь сохранить угасающую культуру ама.

Йошиката, директор морского музея: Когда-то, в пиковый период, в окрестностях Тоба жило 6000 ама. Теперь их осталось в десять раз меньше. Я изучаю и преподаю профессию ама вот уже 40 лет.

Профессии ама угрожают неконтролируемый морской улов и общее оскудение морских ресурсов, с которым пока еще как-то борются. В префектуре было введено ограничение: морские ушки нельзя ловить с 15 сентября по 31 декабря – в период их размножения. Кроме того, ушки в диаметре меньше 10,5 сантиментов тоже нельзя трогать. Ушки – одно из любимых и самых доходных морских существ. Чтобы вырасти до нужно размера им требуется четыре года – не мало, зато их можно продавать по 40 долларов за полкилограмма.

Городской совет защищает море не только от рыбаков, но от и самих ныряльщиц. В профессии действуют строгие ограничение: дни, когда ама могут нырять, количество погружений в день и даже продолжительность каждого из них. И так далее, и так далее…

 

Община на века

Несмотря на все запреты, ама никому не подчиняются и управляют общиной самостоятельно. Да, все ама состоят в негласной общине и занимаются любимом деле на чистом энтузиазме. У них есть и настоящие хижины (не ресторан), рассчитанные, как правило, на пять человек, где они отдыхают после работы, согреваются у открытого огня и просто сплетничают. Если хижина приходит в негодность, они сами ее ремонтируют.

В общину ама берут не всех, хотя в профессии чувствует нехватка кадров: молодые японки не выстраиваются в очередь на берегу моря. Стать ама почетно. Нужно действительно этого хотеть.

Впрочем, Сихейо Накайяма, на вопрос о том, почему после 50 лет в море, она продолжает ловить устриц, отвечает весьма прозаично (и рушит всю магию этой статьи):

Работа сложная. Но за нее платят хорошие деньги наличными. Ну стала бы я домохозяйкой… Какая выгода? Даже, если сегодня я не ничего не поймала, завтра попробую снова. Море большое. Удача обязательно улыбнется.

Фото: Amy Chyan

Комментарии

Иван Кузнецов 20 июл 2016

Прекрасные.

Загружено фото из
ctrl+enter