Остров Врангеля: жизнь среди арктических льдов

«Вокруг тысячи гусиных яиц, и от внезапного изобилия песцы сходят с ума», — рассказывает фотограф дикой природы Сергей Горшков. Что еще происходит на арктическом острове у берегов Чукотки, читай в этом удивительном репортаже.

Сергей Горшков

Один из лучших фотографов дикой природы России и мира. Снимает на севере (Камчатке, Таймыре, плато Путорана, острове Врангеля) и в Африке (Ботсване и Намибии). Победитель конкурсов фотографии «Золотая черепаха» и Wildlife Photographer of the Year. Живет в Москве.

Фотографам, снимающим диких животных, приходится быть свидетелями интересных событий, происходящих в природе, которые скрыты от простого человеческого глаза. Главное – успеть снять эти моменты.

 

Гуси и песцы

150 тысяч гусей ежегодно прилетает на остров Врангеля из Калифорнии, чтобы отложить яйца и вывести гусят. Эта гусиная колония – единственная в России и одна из самых крупных в мире.

 

Представляете, 70 тысяч пар делают это каждый день, хорошо, что не одновременно.

 

Но не так все просто – постоянные атаки песцов не дают спокойно насиживать яйца. У песцов наступает «праздник», только успевай ловить зазевавшиеся влюбленные пары. Гуси теряют бдительность и песцы этим пользуются – как только увидят любовную парочку сразу бегут к ним. Гуси и не понимают, что их кушать пришли.

 

Песец и гусь примерно равные противники.

 

Гусь – сложная добыча и далеко не всегда песец может поймать гуся. Я видел множество раз, когда песцы атаковали гусей, но только два раза, когда атака была успешна.

 

Вокруг тысячи гусиных яиц, и от внезапного изобилия песцы сходят с ума. Сытые песцы прячут яйца в тундре. В замороженной тундре они хранятся, как в холодильнике. Когда щенки подрастут и начнут осваивать территорию, то найдут спрятанные родителями яйца.

 

Два молодых песца обследуют территорию вокруг норы. Любая находка – это как игрушка для ребенка. Она манит запахом и ее можно погрызть.

 

Далеко не все кладки гусей доживают до вылупления. Не все птенцы начнут летать и еще меньше вернется на следующий год обратно на остров Врангеля из Калифорнии. Эту фотографию я сделал за день до вылупления, гусаки не теряют бдительности и гоняют песцов с криком по тундре.

 

Я заметил, что в Арктике перестаешь смотреть на часы и теряешь чувство времени, и организм подстраивается под нужный ритм. Во время полярного дня дневной свет очень жесткий, но ночью свет становится фантастически мягким и прозрачным. Большинство животных более активны именно в ночные часы и чтобы попасть в их стихию, подобно ночным хищникам, я спал днем, а ночью работал. Работать по ночами было гораздо интереснее и приятнее.

Я очень жадный до съемки и боялся упустить интересные моменты, поэтому работал по 24 часа в сутки. Живя рядом с гусями, я еще раз убедился, как много можно увидеть и снять, когда живешь в одном месте.

 

Двое суток я ждал в палатке около гнезда, где должны были вылупится гусята. Было холодно и потерявшийся гусенок шел между гнездами и пытался залезть к каждой гусыне в гнездо. Но взрослые гуси нападали на него и изгоняли прочь. Так продолжалось довольно долго, и вот он забитый, уставший и замерший подошел к одному гнезду, что-то сказал и гусыня пустила его под крыло, а не следующий день у нее вылупились четверо своих гусят.

 

Овцебыки и волки

Остров Врангеля – самое суровое место на земле. В сентябре птицы мигрируют на юг. Но не все животные могут покинуть остров… Те же, кто остался на острове, будут противостоять ветрам и морозам темной полярной ночью. Овцебыки отлично приспособились к жизни в Арктике, они защищены от экстремального климата косматыми шубами и чувствуют себя в тундре, как дома.

 

Двадцать овцебыков завезли на остров в 1975 году из Америки, и теперь их популяция насчитывает порядка 800 особей. В последнее время они все чаще сбиваются в стада, чтобы дать отпор вернувшимся на остров волкам.

 

Совы и лемминги

Это первая фотография, которую я сделал на острове Врангеля. До этого момента я даже не представлял, что совы могут плавать. В августе птенцы белой совы учатся летать – порой с непредсказуемыми последствиями. Этот совенок бесстрашно спикировал в реку и изо всех сил работал крыльями, как веслами, пытаясь удержаться на плаву. В итоге совенок доплыл до берега, отряхнулся и улетел.

 

Для меня снежная сова – самая желанная модель на острове. Но снять ее всегда очень сложно. Это осторожная птица. Мне невероятно повезло, что эта сова подпустила меня очень близко и я смог снять этот потрет. Возможно, я первый человек, которого она увидела.

Чтобы увидеть и снять интересные кадры, я всегда жил прямо в центре событий на территории диких животных. В поисках интересного кадра я постоянно перемещался по острову или по долгу жил на одном месте.

 

В августе кончается короткое арктическое лето. Снежные совы не зимуют на острове, так как нет доступных кормов в зимний период. Совы охотятся на леммингов. Когда выпадет снег совы улетают на материк. И вернуться в мае следующего года.

 

Медведи и моржи

Густые туманы – еще одна особенность острова. Они могут неожиданно закрыть весь остров на несколько дней и так же неожиданно исчезнуть. Однажды, обследуя прибрежные льды, меня неожиданно накрыло туманом. Хорошо, что у меня был GPS-навигатор и я отправился по проложенному следу в лагерь. Но так же неожиданно туман разогнало и пере до мной оказалась эта медведица, которая тоже удивилась нашей неожиданной встрече.

 

Около 400 медведей ежегодно в августе выходят на остров Врангеля. В отсутствие льда добывать пропитание им становится трудно. Медведи вынуждены ходить по берегу в поисках добычи. Это не вертолетная съемка, медведь обследовал берег в поисках добычи, а я стоял на крутом обрыве прямо над ним.

 

Я вышел на край обрыва и офигел от увиденного. Внизу в устье ручья стояли медведи, они ели моржа. До этой минуты я столько медведей даже на фотографиях не видел. Там было 25 медведей, а рядом еще 67. Я спрятался за камнем и начал снимать. Первое время медведи не замечали меня. Но потом ветер изменился и они почуяли мой запах. Около десятка медведей, как по команде, отправилось проверять – кто там прячется за камнем.

Я не знал, как должен поступить в этой ситуации. В голову не приходило ни одной умной мысли. Чтобы не пугать и не провоцировать медведей, с «отвисшими штанами» я быстро удалился. Это было потрясающе.

 

Несколько лет назад на острове Врангеля были огромные лежбища моржей. Этот морж лежал у воды, и я подумал, что он мертвый. Хотел сделать снимок «мертвого» моржа для ученых, но когда подошел к нему, то морж поднял голову. Хорошо, что у меня в руках был фотоаппарат, я успел сделать несколько снимков. Морж уплыл!

 

Остров Врангеля – родильным домом белых медведей. Количество берлог белого медведя – самое высокое в мире: от 300 до 500 берлог. Я прилетел, чтобы сфотографировать медвежат. Две недели мы проверяли горы и овраги и нашли восемь берлог, но они были пустые. За несколько дней до моего отъезда медведица с тремя медвежатами сама пришла к нашему дому.

Сделать кадр медведицы с медвежатами было моей мечтой. На острове Врангеля моя мечта свершилась. Это была самая большая награда не только за ту поездку, но и вообще за всю историю моего наблюдения за белыми медведями. 

 

На остров Врангеля их влечет материнский инстинкт. Они начинают искать место для берлог. Когда наметет много снега, они выроют берлоги, в которых в разгар зимы родятся крохотные медвежата.

 

В конце лета сильные ветра отгоняют лед от берегов острова. Вместе со льдом уплывает и добыча белых медведей – нерпы и моржи. Часть белых медведей, следуя за добычей, дрейфует вместе со льдами на север.

 

Арктика и люди

Находясь в Арктике, я вижу как быстро все меняется. Последние годы становится только хуже и хуже – лед неуклонно исчезает, медведей все меньше и меньше. Чаще встречаю взрослых самцов и меньше семейных групп и молодых животных и это первый признак краха популяции белого медведя.

Главная причина снижения численности медведей – не только в глобальное потопление, но и закамуфлированная под нужды коренного населения охота на животных в Америке, Канаде и Гренландии и России! Именно люди внесли свой вклад в экологическое опустошение Арктики. И мне кажется, сейчас мы должны спасать Арктику от самих себя.

 

Фото и текст: Сергей Горшков
Материалы публикуются с разрешения автора: Официальный сайтЖивой журналФейсбук
Еще больше фото-историй в книге Сергея «Русская Арктика»

Комментарии

Ktrn200 21 авг 2017

Фантастический репортаж! Прямо в духе Джека Лондона! Очень интересно! Узнала много нового для себя. Спасибо автору за удивительные по красоте фотографии!

Загружено фото из
ctrl+enter