Добыча серы в жерле вулкана

Когда мы писали про добычу золота в Перу, казалось, что хуже работы и выдумать нельзя, но оказывается, можно.

В восточной части острова Ява, что в Индонезии, находится вулкан Иджен. В его кратере образовалось озеро, полное бирюзовой воды. Но не вздумай в него нырять – водичку впору заливать в аккумулятор.

Путь наверх

Из столичной Джакарты ехать до Иджена слишком долго. Проще начать с соседнего острова Бали. На пароме добравшись до порта Кетапанг, можно взять такси прямо до вулкана: поездка обойдется тебе приблизительно в 40 $. Готовься к тому, что водитель будет брать попутчиков. У подножья Иджена с машиной придется расстаться – наверх ведет только пешая тропа, узкая и извилистая.

Перед подъемом можно найти проводника или взять экскурсию, вот только смысла в этом особого нет: работяги, которых ты обязательно встретишь по дороге, расскажут все, что ты хочешь знать. Добравшись до перевалочной станции Пос Бандаре, не забудь утеплиться – на вершине дует холодный ветер. Теперь ты готов примерить на себя шкуру индонезийского шахтера.

Грязная работенка

В озере Кавах наверху плещется не только вода, но и серная кислота. Местные жители должны быть благодарны богу вулкана, Иджен стабильно выбрасывает газовые испарения. Поднимаясь на поверхность, газ задерживается на камнях и в специальных керамических трубах. Так создаются идеальные условия для конденсации серы.

Стекая по трубе, раскаленная масса затвердевает и становится желтой. Серу выбивают из труб с помощью стальной арматуры.

С виду пористые и легкие куски серы на деле весят очень много. Груз от 45 до 90 кг добытчик тащит на себе несколько километров. Отдышался, передохнул – и снова за серой. Каждый рабочий за день совершает две-три ходки.

Харта, 34 года. «Со временем я научился надолго задерживать дыхание и работать очень быстро, чтобы ядовитые пары не жгли легкие».

Снаряжение у шахтеров небогатое: спина, коромысло и тряпка для защиты от испарений. На вершине вулкана почти невозможно дышать, так что лучше захвати с собой респиратор.

Рабочие любят спускаться вниз в компании. За пару сигарет они с радостью расскажут тебе то, чего не увидишь по каналу Discovery. Можно даже поднять коромысло: посмотрев на твою технику, добытчик уважительно кивнет, ну, или посмеется.

Сигареты – местная валюта, без них никуда. Курят шахтеры поголовно, словно им серных испарений недостаточно. Конечно, все это плохо сказывается на продолжительности жизни: если старатель доживает до 50 – это большая удача. В то же время, работа добытчика считается неплохой. Зарабатывают здесь в несколько раз больше, чем на местных фабриках.

Гема, 26 лет. «Я курю сигареты с гвоздикой, чтобы избавиться от едкого вкуса во рту».

Хороший заработок

В трех километрах от вершины находится станция взвешивания. Здесь же организовано простенькое общежитие – для тех, кто не хочет сегодня возвращаться домой. Там можно перекусить и купить сувенир: фигурку, отлитую из серы.

Под навесом сидит приемщик – неприятный тип, похожий на работника ломбарда. Он окидывает корзины оценивающим взглядом и велит ставить их на весы. Отметка штампуется на бумажку, сера отправляется в грузовик, а шахтер – к зарплатному окошку. Платят здесь сразу и без проволочек.

За 60 кг чистого веса дают порядка 4,5 $. За месяц крепкий старатель зарабатывает до 300 $. Для сравнения: подсобный рабочий фабрики батика получает всего 90 $ в месяц.

Сулейман, 31 год. «Я делаю это, чтобы прокормить свою жену и ребенка. На рисовых полях столько не заработаешь».

Жизнь вне вулкана

В шахтеры идут люди совершенно разных возрастов. На вулкан поднимаются и старики, и молодые парни, почти все они уже обзавелись семьеёй. При желании можно даже напроситься в гости к одному из старателей. Живут они скромно, но в гостеприимстве им не откажешь.

О работе и жизни они рассказывают охотно, тайком посмеиваясь над туристами. Такое чувство, что адский труд шахтерам вовсе не в тягость: улыбки не сходят с обветренных лиц, а сами они выглядят очень молодо. В следующий раз, когда устанешь от работы в офисе, вспомни индонезийского шахтера. Оптимизма им точно не занимать.

Жуманто, 40 лет. «У меня нет семьи. Вулкан дает мне ощущение свободы. Я ни от кого не завишу и работаю столько, сколько считаю нужным».
Фото: flickr.com

Комментарии