Вилле Хаапасало: жизнь в путешествиях

Самый популярный финн в России не только играет в кино, но и много путешествует. Вилле — ведущий тревел-передач. Он проехал от Москвы до Владивостока, прошел по Великому шелковому пути, изучал финно-угурские народы, покорил Алтай, Кавказ и Русскую Арктику. И открыл ресторан грузинской кухни в Хельсинки. У него есть чему поучиться...

Вилле Хаапасало: жизнь в путешествиях

Я с пяти лет езжу по миру. Осталось 17 стран, в которых я не был.

О переезде в Россию

Я испорченный финн, наполовину русский. Собирался учиться актерскому ремеслу в Англии. И тут знакомый говорит: «Зачем ехать в такую даль? Петербург рядом». До сих пор удивляюсь, как смог поступить без знания русского.

Поначалу пришлось туго. Ни друзей, ни знакомых, всё по талонам. Но раз приехал, стыдно возвращаться несолоно хребавши. Кроме того, я понимал, что 90-е – переломное время. Всё, что происходило тогда, было страшно и интересно одновременно.

Даже не помню, сколько раз грабили мою квартиру, когда учился в Петербурге. Только паспорт воровали шесть раз!

Трижды стоял с вещами на Финляндском вокзале, но так и не сел в вагон. Составы уходили, а я возвращался… Прижиться в России мне помогла литература. Когда подступало отчаяние, читал Гоголя или Пушкина – про «приют убогого чухонца».

Русскому меня научили в театральном институте. Говорю неплохо. Ругаюсь тоже: по-русски в Финляндии, по-фински в России. Чтобы никто не понял.

 

О профессии актера

Я родом из деревни. Мы всегда все делали руками. Привыкли сами строить дома, ремонтировать… За руль трактора сел в четыре года – я был высоким ребенком, и уже доставал до руля.

Актерская работа – это так, ерунда. Нам говорят: «Стой здесь, одень это, смотри сюда». Кино – абсурдная вещь. А то, что делаешь руками – конкретика. Сразу видишь: реальная вещь. И получилось красиво.

У меня на визитке написано: «Разнорабочий». Актерство – моя третья профессия. Сначала я делал багетные рамы. Вторая – водитель-дальнобойщик. Когда мне становится скучно, перехожу в другую профессию. Родители учили получать радость от дела, которым занимаешься.

В России меня воспринимают как простоватого доброго парня. В Финляндии я кажусь продвинутым. Здесь все знают, что за моей спиной Россия. В финских журналах статьи обо мне часто начинаются с фразы: «Тот актер, который играет у русских».

Здесь меня больше знают, потому что чисто физически чаще бываю в России. И потом, в Финляндии вообще нет такого понятия – звезда. Считается, чем скромнее актер, тем лучше. Нельзя выпендриваться, это не приветствуется.

В Финляндии кино – это не бизнес. Например, за свой последний фильм (главная роль), я получил один евро. И то, потому что в Финляндии закон запрещает работать бесплатно.

Сделаю все возможное, чтобы мои дети не стали актерами. У популярности две стороны: хорошая – в зарплате, плохая – в отсутствии личной жизни.

 

О финнах и русских

Помню, когда первый раз поехал в Россию, меня бабушка провожала с винтовкой: «Возьми! Дедушка с винтовкой ездил!» Показал им «Особенности национальной охоты». Дед говорит: «Слушай, Вилле, русские, оказывается, тоже водку пьют – нормальные люди!»

Россия очень большая. И это влияет на человека. Смотришь новости – там все про Россию. Мы в Финляндии вынуждены оглядываться на других. Русские чувствуют, что их страна великая, в этом их отличие. 

Финляндия – страна маленькая. Поэтому мы скромнее… Хотя сто лет назад крестьяне жили одинаково и в русской, и в финской деревнях. И тут и там – холода, тут и там – вкусная водка, тут и там картошка гниет от сырости…

Нам просто приходится пахать из века в век. На юге воткнёшь палку в землю – и она зазеленеет. На севере бананы не падают с неба. Зимой без штанов замёрзнешь в сугробе. В этом и есть, в хорошем смысле, мучение человека.

Русские более общительные. Финский человек – если не о чем говорить – он молчит. Мы с другом можем спокойно час просидеть в ресторане, не проронив ни слова. Придет в голову мысль – скажем. Нет – зачем болтать?

В России нельзя понимать головой, только сердцем. Я это усвоил не сразу. Например, приходишь на встречу с русским вовремя и ждешь еще 40 минут. Для финна это невозможно! Если финн опоздает на три минуты – это катастрофа! Ему всю оставшуюся жизнь будет за это стыдно.

А еще люди привыкли не доверять завтрашнему дню, а финны точно знают, как будет выглядеть их жизнь через 20 лет. В России: «У меня ипотека есть?! Завтра надо платить? Завтра подумаем, как это решить». В России я научился спонтанности.

Когда встречаются сборные России и Финляндии, например, в хоккее, болею, конечно, за Финляндию! Но если она не играет – мои симпатии всегда на стороне русских.

В России меня держит то, что я искренне люблю эту страну, а точнее людей, которые её населяют. У меня здесь много хороших друзей. Россия – страна с большими плюсами и с большими минусами. Но я её обожаю.

 

О путешествиях

Я с пяти лет езжу по миру. Осталось 17 стран, в которых я не был. Но была бы моя воля, лежал бы дома и смотрел телик. А вместо меня в теле-экспедиции ездил бы кто-нибудь другой. Но кто поедет, Депардье? Нет. Значит, ехать нужно мне.

При этом я не журналист, не репортёр. Вообще никто. Я глаза других людей. Приезжаю в какое-то место и задаю те же вопросы, которые задали бы любые люди. Как вы на хрен здесь живёте? Одни олени вокруг!

Конечно, тяжело работать 30 дней без выходных (речь о передачах «За 30 дней с Вилле Хаапасало» – Арриво), да еще в спартанских условиях. Где мы только не ночевали – в машинах, вертолетах, чумах, юртах… Когда в юрте лежишь, от вечной мерзлоты тебя отделяют только шкуры.

Кто-то знает что-то про город Тикси? Или Диксон. Мы смотрим новости Москвы. Новостей из регионов – ноль. Я верю, что россиянам интересно знать, что происходит в их стране.

Знакомству с новыми людьми я всегда рад, ведь мир можно познавать только через людей. К примеру, возьмусь я 15 лет изучать камни, но в итоге так о них ничего и не пойму. А за 15 лет разговоров с человеком, пойму о нем если не все, то многое.

В программах я стараюсь быть зрителем – причем доверчивым. Мы находим местных с чудинкой и слушаем, что они о своем крае рассказывают. Если собеседник говорит, что к ним на завод прилетали зеленые гуманоиды, я ему верю.

Я где-то слышал, что из-за глобального потепления на Северном морском пути всё скоро растает и Китай станет в три раза ближе. То есть мы будем есть китайскую кашу, носить их вещи…

Холода не боюсь. До декабря хожу по Москве в шортах и «Кроксах». У меня правило: до первого снега ходить так. Потом я надеваю штаны и какую-то обувь только потому, что люди начинают думать, что я сумасшедший.

Три дня в лагере ненцев. Мне говорят: вот семья, будешь спать между женой и мужем. Я бы лучше спал с молодой женой!

Самое странное, что я ел, – это кишки моржа. И готовят их странно: оставляют убитого моржа на берегу на несколько недель. Потом приходят, вырезают из него куски и делают деликатесы. Нет, морж сам по себе вкусный, как лосось, а вот кишечник…

Некоторые северные племена круглый год едят только оленину – на завтрак, обед и ужин. Я не представляю, как так можно! Мне кажется, они неправильно питаются, но среди них сплошные долгожители, а мы со своей «правильной» едой еле до 80 лет дотягиваем.

Какая часть света любимая? Все мои путешествия от людей. Ни один человек не родился плохим. Мне везде хорошо, где люди хорошие. Когда люди хорошие – это прикольно.

 

О природе

Для человека дом – очень важное место. Он должен быть таким, как ты сам хочешь. Мечтать нужно не о том, чтобы купить квартиру или машину, а чтобы жить так, как хочется.

Хаапасало с финского значит «осиновый лес». Я с гонораров покупаю лес. Гектар стоит полторы тысячи, он приносит ежегодно 200 евро прибыли. Я посчитал: мне хватит 500 гектаров, чтобы все бросить и жить в лесу (100 тысяч евро прибыли в год – Арриво).

В Финляндии лес особенный. Для каждого финна – это святое место. В сорок лет выйду на пенсию, брошу актерскую профессию, стану лесником, как Кузьмич из фильма. Хочу жить в своем лесу. Приятно ощущать, что каждое дерево твое, каждый камень – твой. Такая идея…

Одна русская традиция, которую я не приму никогда, – походы в сауну с выпивкой и девками. Для финнов – это еще одно святое место, где тело и душа очищаются от грязи. В сауне нельзя даже громко разговаривать, не то что пить. Но после сауны, конечно, можно.

Сауна у меня топится по несколько раз в день. А охотой и рыбалкой особо не увлекаюсь. Во-первых, охотник из меня никакой, я ведь стрелять не умею. А спортивной ловлей никогда не занимался.

Признаться, я не видел ни одного фильма, в котором играл. Специально. Вот поселюсь в лесу на старости лет, тогда и отсмотрю все свои фильмы. В хронологическом порядке!

 

«Ну… за лес!»

По материалам интервью разных лет.

Хочешь стать новым героем? Пиши на info@arrivo.ru

Комментарии