Идеальный кадр должен пахнуть Чукоткой

Таких героев как Тимур нужно представлять по-особенному. Вот только как? Глядя на фото его чукотских пейзажей отвисает челюсть. Идешь с Тимуром в поход, блуждая между строк текста, снова теряешь дар речи. Сам он называет себя Одиноким Свободным Рейджером. Я не стал спрашивать, что это значит. Но расспросил обо всем остальном...

Идеальный кадр должен пахнуть Чукоткой

В последнем путешествии я брел буквально расталкивая оленей локтями.

Герой интервью
Население Чукотки 50 тысяч человек, но было в три раза больше Средняя температура января и июля в Анадыре -22 и +12 градусов, хотя напрягает не температура, а экстремально короткий зимний день Зима длится 10 месяцев — постоянно Вечная мерзлота на самом деле, не везде

Арриво: Гугл не смог проложить маршрут из Индиийских Гималаев в Анадырь. Не знаю, сколько до тебя километров, но от Москвы – 6200. По-твоему, много это или мало? Часто бываешь на большой земле?

Тимур: 6200 – как-то неожиданно мало, я по Чукотке уже 8500 напутешествовал (улыбается). Для меня расстояние выражается не в километрах, а в восьми часах полета между Анадырем и Москвой. Ах, что это были за полеты, когда летало «Трансаэро»: ощущение отпуска и большой земли, удобные кресла, еда, телевизоры, детский смех. Новые фильмы я смотрел именно в полете, дома некогда было. Сейчас же это выглядит так: побыстрее бы приземлиться.

На материк наведываюсь регулярно за солнцем и впечатлениями: на Чукотке информационный и событийный вакуум, долго в нем находиться не могу. И пиво плохое.

С Анадыря Чукотка начинается для туристов. С чего она начинается для тебя?

Чукотка начинается с момента, когда куплен билет до места старта похода. Транспортная система в округе – тихий ужас: рейсов мало, они нерегулярны, билеты в дефиците. Тут и везение нужно, и звонки кому надо. Не факт, что путешествие, которое ты задумал на следующее лето – свершится.

В одном из постов ты признаешься в любви и ненависти к столице Чукотки одновременно. Чего в тебе все-таки больше?

Да любви, конечно. С ненавистью долго не протянешь – язву заработаешь. Анадырь – хороший, уютный, отреставрированный город. Да и большинство чукотских городов и сёл такие. И я говорю не о комфорте, а об ощущениях. Люди здесь более свободные: природа рядом. Скромные, воспитанные, сдержанные, расслабленные, доверчивые, более настоящие.

Но извини, Анадырь, тундру я люблю больше.

Из другого интервью я узнал, что ты работаешь экологом на руднике. Это тема для отдельной беседы. Спрошу просто: любишь свое дело?

У меня много рутинных скучных дел, типа отчетов, бумажек и собраний, но столько же дел и на улице, в полях. Другие круглосуточно за компьютером, например, инженеры по горному планированию. Ну и конечно, вахтовый метод работы позволяет заниматься любимым делом на межвахте. Люблю свою работу за большой продолжительный отдых.

Чем ты увлекся сначала: походами или фотографией? Для тебя одно возможно без другого? Федор Конюхов вот ничего не снимает…

А всё началось одновременно: в школе я занимался в кружке, где фотография и походы были неотделимы. Я прокладываю маршруты с точки зрения уникальности и интересности похода. Чаще всего картинок с этих мест в интернете нет, так что я и не знаю, что увижу. Есть и исключения, где фотография для меня в приоритете, например, поход в заброшенный поселок Иультин был с целью его сфотографировать.

И зря ты так про Федора Конюхова. Он снимает, только другими инструментами. Ты же знаешь, что он художник и писатель.

Ты показываешь Чукотку «во-первых – ее жителям, во-вторых – всем остальным». Почему сначала жителям? Они ведь и так на Чукотке.

Ой, на какой они Чукотке? Чаще всего, ничего, кроме окрестностей своего поселения они и не видели. Ну, согласись, кто, перезимовав в Анадыре 10 месяцев, поедет летом в отпуск в Марково смотреть на деревья и ловить щук? Все поедут греться на материк, и я их понимаю. Вот так люди и живут на Чукотке, знают про ее уникальность, но не видели даже северного сияния.

Мы говорили о цифрах. 100 тысяч человек с Чукотки уехало. Это огромное количество народа, большинство покидало округ вынужденно и по этому краю скучает. Мне регулярно приходят письма благодарности за то, что я показываю людям места, где они росли или трудились. Для меня это очень ценно, мне хорошо оттого, что тысячи километров пройдены не только для своего удовольствия.

«В местах, где я путешествую, встречаются люди: оленеводы, геологи, рыбаки…» Кого еще можно встретить?

Тундра удивительна! Недавно я встретил в походе коллегу с работы. А в мае прихожу на лыжах на дорожную базу: «Здравствуйте, я Тимур!» В ответ: «А я тебя знаю! Я же тебя прошлым летом подвозил, когда ты с гор спустился». Прикиньте! Огромные безлюдные пространства. Как так судьба невероятно сводит?!

В последнем путешествии я брел буквально расталкивая оленей локтями. Это потрясающе! Они такие любопытные, сами бегут к тебе посмотреть, что это такое идет. Подбегут метров на 30, а потом со всех своих стройных ног улепетывают в обратную сторону.

Про тебя говорят – перфекционист. Каким будет идеальный кадр чукотского ландшафта? Есть у тебя такой?

Где ты про меня инфу искал (улыбается)? Родные точно так не скажут: хаос появляется вокруг меня мгновенно, особенно в шкафу с одеждой. Рабочий стол компьютера тоже разобрать на могу.

Я перфекционист в том, что делаю для других. Не умею работать некачественно, не важно, что это: отснять видео или привинтить карниз для штор. На своем сайте вижу разницу между блоками в пять пикселей, и она не дает мне покоя. Если ставить диагноз, то у меня селективный перфекционизм (улыбается).

И разве можно это слово применять к фотографии? Это что, надо вымерять сечения, горизонт с уровнем выставлять?

Идеальный кадр должен пахнуть Чукоткой, засасывать тебя внутрь, обдавать холодом. Он должен чувства вызывать, а не удовлетворение от измеренных пропорций.

Настоящей фотографией считаю документальную и жанровую. Я работаю в другом жанре и не снял пока идеальный кадр.

Длинная цитата: «Чуда не произошло. В последний момент сдал билеты и изменил маршрут путешествия: прогноз погоды на самом северном мысу Чукотки не поменялся: облачно, дождь и туман с видимостью менее одного километра. Перед глазами картина, как из тумана выходит белый мишка. Короче, зассал!» Часто меняешь планы из-за мишек?

Да нет, тут у меня был выбор: либо испытать судьбу, глядя на прогноз, либо точно получить, что хочу. Я решил не играть в рулетку и поехал в другой, южный район Чукотки, где, в итоге, попал в походе в пургу и эвакуировался. От судьбы не убежишь (улыбается).

Конечно, в тундре можно встретить медведя. Один я его не видел. Ну и слава богу.

В целом ты суеверный человек? Какой самый мистический случай с тобой произошел?

Нет, я не суеверный, но придя на место, кормлю его, по доброй чукотской традиции. Уходя, говорю «пока» и «спасибо».

Вот цитата из рассказа про путешествие в Уэлен: «В походах становишься немного суеверным – иначе как еще объяснить то, что туман, пришедший с океана, сопровождал меня всю дорогу от села, а в тот момент, когда я по скалам спустился с горы Лев к мысу Дежнёва, вдруг расступился?»

Это не суеверие, а признание человеческой никчемности и бессилия перед Природой.

Один мистический случай был: в 2009 году, ночью в тундре, я с напарником отчетливо видел голубоватый огонек на склоне сопки, но мы к нему не пошли: застряли в болоте, вымокли, и все мысли были только об отдыхе. Пошли на точку, где был огонек, на следующий день, все там обшарили, но ничего не нашли. Жутко…

Путешественник и писатель Александр Иванов считает: «В походах хорошо „до“ и „после“. Главное – перетерпеть сам поход».

Надо бы глянуть в какие такие жуткие походы он ходит. Я даже раскладной стул в поход иногда беру: сидишь возле костра, ноги вытянуты, спина отдыхает. Чай горячий сладкий пьешь с багульником, шикшей и брусникой (болотными растениями – Арриво). Рыбка в фольге запекается. Над тобой сияние полыхает. Терпишь все это, ждешь, когда же закончится (улыбается)

Спальник сухой – и отлично!

Видно, что ты получаешь от всего этого огромное удовольствие. Как научиться «кайфовать в походе, чтобы сны снились горячие»? И кстати, что значит «горячие сны»?

Ты взял цитату из статьи, где я советовал, как не мерзнуть в палатке. В этом контексте я имел ввиду женщин, конечно же (улыбается).

Кайфовать в походе можно, если есть опыт и хорошее снаряжение. Опыт приобретается постепенно, а значит, ходить надо больше и чаще. Кайфовать можно и от малых вещей.

Например, зимний лыжный поход. Ну какой тут кайф, когда сопли замерзают? Но тут мы выходим на реку. Это значит, у нас будет костер и много воды. Нормальной воды, а не дистиллированной из снега, которой не напиваешься, и не натопишься – газ в цене. Всё – кайф.

Лазаешь по тундре без сахара – сахар очень тяжелый продукт. Выходишь к людям, и пьешь сладкий чай. И больше ничего от жизни и не надо. Кайф.

Есть от походов польза: когда пройдешь все эти маршруты, переночуешь в палатках, вымокнешь под дождем, съешь каши с комарами, посмотришь, как люди живут в отдаленных селах, жить начинаешь проще.

Поехал я как-то с подругой тюленничать на Кипре, а она истерику закатила на ресепшене: кровати не такие, вид из окна не такой. И у меня тоже шок, я понять не могу: вотс гоинг он? Море, песок, солнце, горячая вода в номере, наконец, я. Что еще надо вообще?

Устал от жизни? Гоу на тропу, как Риз Уизерспун (героиня фильма «Дикая» – Арриво).

Нет опыта – кайф может не получиться. Вымок, а как костер в сыром лесу разжечь не знаешь. Палатку растянуть поленился, не закрепил – ночью шторм начался, дуги поломало. Надо с небольших походов постепенно наращивать сложность. Бросившись в одиночку в первый раз в рубилово, есть вероятность навсегда разочароваться в туризме.

Современное снаряжение позволяет путешествовать с комфортом. Оно должно быть надежное и проверенно. Я амбассадор магазина «Спорт-Марафон», беру на тесты снаряжение, сравниваю. Мне это тоже интересно: конструкции, отличия, особенности, то, как фирмы реализуют те или иные запросы потребителей, ход мысли дизайнеров и инженеров.

Еще одна фраза, расхожая: «Весь смысл походов в том, чтобы забраться как можно дальше, чтобы поесть». Что можно добыть в тундре из еды, если вдруг не рассчитал запасы?

Покушать я люблю! В походах даже у кофе по утрам совсем другой вкус. Сейчас можно купить совершенно экзотические продукты, суповые смеси кухонь разных стран, и поход будет, как гастрономический тур.

Кто, например, берет в поход кус-кус? А между тем, он жутко питательный, а для готовки нужен лишь кипяток. Я из Москвы везу такие ништячки. Сдалась вам эта гречка с макаронами, дома что ли ее не наелись?

Что касается живности, то тут все неоднозначно. Считается, что в тундре много дичи, по факту это не совсем так. Есть места, где ничего нет: птичка не пролетит, зайчик не пробежит, реки мелкие – в них рыбы нет. И думаешь в таких местах: «Ну и как тут выживать в походе?» А есть богатые места: и рыба плещется, и зверь следы оставляет, и ягода под ногами ковром расстилается: все штаны потом в пятнах. В таких местах думаешь: «Поставить бы избушку и остаться жить».

Я ружье не ношу, но удочку стараюсь брать, если реки на пути предвидятся. Есть у меня мысль, сделать трип только на подножном корме. Но какой-то запас еды с собой ведь возьмешь. Как удержаться от соблазна начать его хомячить на третий день пути?

Расскажи еще об обратной стороне странствий по Чукотке…

Обратная сторона – Чукотка засасывает, хотя я и на Кавказ выбираюсь, и в другие места. Ну и как может быть обратная сторона? Обратная сторона, это же что-то негативное. Есть какие-то сложности: транспорт, погода. Но это именно сложности, преодоление их. Это тоже приключение.

У тебя наверняка полно разных гаджетов. На какой полагаешься больше всего?

На голову надо полагаться. GPS-ка у меня есть, но я ее практически не включаю. Люблю бумажные, настоящие карты и компас. В тундре ориентироваться немного легче: просматриваются долины, реки, горы. Можно сказать, что и в карте нет необходимости, но мне нравится читать названия рек, вершин, озер. Гаджеты выходят из строя.

Из твоих рассказов я понял, что даже сегодня про Чукотку не всё известно и тебе приходится многое перепроверять. Чувствуешь ли ты себя землепроходцем, как Семён Дежнёв, открывший Берингов пролив?

Семён Дежнёв был на службе. Вставал утром, шел на работу. Пройдут они с товарищами 10 верст, и рабочий день закончен: давай деревья рубить, лагерь устанавливать, охотиться… И так месяцы, годы… Работа такая была – землепроходец. Рутинная. Он даже и открытию пролива не придал значение, это позже выяснилось (Дежнёв прошел Берингов пролив на 80 лет раньше Витуса Беринга, в 1648 году – Арриво). Кайфовал ли он, отдыхал ли? Нет, конечно. Они выживали. И мне кажется, мы все это излишне романтизируем.

У нас работа тоже рутинная. Урываем деньки, чтобы хоть куда-то сбегать, но получается ли полностью абстрагироваться? Скорее всего – нет. Устраиваем ли дневки? Сидим ли на вершине утеса до конца дня, как [Олег] Куваев в «Доме для бродяг» (геолог, писатель и исследователь Чукотки – Арриво). Нет. Дни посчитаны. Отметка на календаре, когда на работу выходить, фото шлепаем для того, чтобы выложить в соцсети. Как ощущать себя землепроходцем? 

В последнем путешествии я прошел 150 километров за 11 дней – менее 15 километров в день. О чем это говорит? О том, что медленно шел, или о купании в ночном озере под северным сиянием? Об оленях, о копченом хариусе, лесной избушке посреди тишины и желтых лиственниц. О спелой бруснике вкуса и размера вишни?

Мы очень быстро ходим. Надо медленнее. Брусника не успевает созревать. Надо вообще никуда не двигаться в некоторых местах. Я это осознал совсем недавно. Все свои путешествия хочется пройти заново. Но времени нет…

Что видно с края земли, Тимур?

Дойдя в 2015 году до мыса Дежнёва, могу теперь точно сказать, где она заканчивается. Такое ощущение, что там заканчивается всё: под тобой скалы в 200 метров до океана, нельзя сделать ни шагу дальше. Океан до горизонта. Насколько большой – одним китам известно. Стоишь и смотришь в бесконечность.

А что слышно? С твоих слов Чукотка – слово мелодичное. Что это за мелодия?

Летом, смотря, как приземляется вертолет, поймал себя на мысли, что мне знакомы звуки работающих лопастей: в разных режимах полета они свистят по-разному. Оказывается, столько я уже полетал над Чукоткой, что звуки сами записались в моей голове! И как только услышал их, сразу же всплыли картинки: круглый иллюминатор, а в нем протоки, болота, сопки. Я еще не сел в вертолет, а уже полетел над Чукоткой.

Недавно делал видеоклип и, прослушивая встроенные звуковые эффекты, наткнулся на запись птиц. Включаю, а там гагары кричат, и я оказываюсь на озере Койнагытгын.

Иногда ничего не слышно, и это не менее потрясающе. Наконец, начинаешь слушать себя.

 


Автор интервью: Иван Кузнецов

Фото: Тимур Ахметов

Когда еще доберешься до Чукотки:

timurakhmetov.com

instagram.com/lonely_free_ranger

vk.com/lonelyfreeranger

facebook.com/lonelyfreeranger

Комментарии