Дневники мотоциклиста

Эта история не о великих подвигах. Она о мотопутешествиях трех героев, ведомых мечтами и надеждами. Сказать по-другому, я выбрал 20 сцен из фильма «Дневники мотоциклиста» и попросил героев интервью представить себя на месте Эрнесто «Че» Гевары и его друга Альберто Гранадо. Вот что из этого получилось...

Дневники мотоциклиста

Илья: Мы стали слишком серьезными, а тотальное стремление к безопасности победило здоровый авантюризм.

Александр Йорк

В путешествии на мотоцикле много плюсов: можно ехать куда хочешь. Это постоянное удовольствие от езды и ни с чем не сравнимая романтика. Это опасно и придает путешествию реализма. В России у меня был Honda VFR800, в Индии – Royal Enfield, на Филиппинах – Honda XR200.

 

Денис Юшин

Колеса возят тело, а два колеса возят душу. У меня два мотоцикла: Suzuki VanVan 200 для города и Honda Africa Twin для путешествий. Путешествовал на мотоцикле в Японии, Южной Корее, Китае и многих странах Юго-Восточной Азии. В дороге подстригаю людей.

 

Илья Соев

Для меня мотоцикл – это ленивый, независимый и относительно быстрый способ добраться из точки А в точку Я. На Royal Enfield Bullet 500 пересек Гималайский хребет со стороны Индии, а затем Непала. Пустыню Гоби. Проехал по маршруту Улан-Удэ – Москва.

 

Сцена 1. Кафе в Буэнос-Айресе. 0 км пути. Альберто рисует маршрут на огромной бумажной карте и говорит: «Представляешь: вино, музыка, девушки…» Как ты планируешь путешествия? Назови три вещи, которые влекут тебя в дорогу?

Александр: Обычно я покупаю бумажную карту страны, в которую хочу поехать и вешаю ее на стену. Затем читаю статьи, смотрю документальные фильмы и втыкаю флажки в те места на карте, которые мне интересны. Так получается маршрут, который можно посчитать по километрам, ночевкам и деньгам. Три вещи: интерес к миру, возможность увидеть новое, люди.

Денис: Я не планирую путешествия, есть лишь вектор, куда двигаюсь. А планы обычно смещаются из-за новых обстоятельств, которые постоянно появляются. Влекут: ветер перемен, жажда жить и приключения.

Илья: Мне нравится именно такой тип путешествий. Когда уезжаешь на полгода, а возвращаешься через несколько лет. Без особого плана, без денег и без привязанностей. Истинное наслаждение приходит тогда, когда не думаешь о времени. Влекут прямо противоположные вещи: самоконтроль, тишина и приятное одиночество. Всего остального полно в городе.

Сцена 2. Эрнесто прощается с семьей: обнимается с мамой и сестрами. Вдруг отец вручает ему револьвер. Какая самая необычная, не связанная с мотоциклами и путешествиями вещь, лежит в твоем багаже?

Александр: Это рудракша – священная засушенная ягода, которую шиваиты носят на шее. Мне ее подарил уборщик-неприкасаемый из полицейского участка города Ревари в Индии, где я был после автокатастрофы, когда мой мотоцикл сбил грузовик.

Денис: Из необычных – #стаканпутешественник. Можно найти по хештэгу. Типа даже у стакана жизнь интересней, чем у тебя (улыбается).

Илья: Гейзерная кофеварка.

Сцена 3. Друзья садятся на старый мотоцикл. На них кожаные куртки, шарфы, смешные шапки и большие очки – похожи, скорее, на пилотов. Насколько модным такой прикид выглядит сегодня?

Александр: Если у тебя есть опыт мотопутешествий, то о прикиде думаешь в последнюю очередь. Важна хорошая экипировка и рюкзаки.

Куртки, шарфы и смешные очки будут модными до первого обгона дальнобойщика на трассе.

Денис: Достаточно классный такой прикид. Некоторые байкеры и сегодня так ездят! Но таких немного.

Илья: Такой стиль возвращается в моду вместе с каферейсерами (скоростными мотоциклами – Арриво). Мне нравится как это выглядит. И что-то во мне до сих пор отрицает новомодную технологичную экипировку.

Сцена 4. Под сумасшедший трек Apertura Эрнесто и Альберто обгоняют двух всадников на лошадях. Кого (или что) ты бы хотел обогнать на мотоцикле? Какая музыка играет в этот момент?

Александр: Самое крутое – обогнать огромный поезд, который везет космическую ракету на стартовый стол. Или, например, взлетающий самолет.

Денис: Ну, я уже никого не хочу обгонять. Во время путешествий использую мотоцикл только для передвижения, а не полихачить, а для обгонов только как необходимость. В этом нет такого дикого драйва, как если бы мотоцикл был у меня, когда я его только купил.

Илья: На своем мотогрузовичке обгоняю только тех, кто стоит. Но в моменты особой эйфории у меня в голове играет Action Bronson – Easy Rider.

Сцена 5. Пока Альберто кувыркается на траве с официанткой, Эрнесто пишет заметки в дневник под светом газовой лампы и стрекот ночных цикад… Ведешь ли ты дневник мотоциклиста? Как это происходит в 2016 году?

Александр: У меня есть блог, в который пишу рассказы о путешествиях и публикую фотографии. Хочу написать книгу, но, как это обычно бывает, на нее сложно найти время и настроение.

Денис: Я иногда записываю события, но не всегда с этим справляюсь.

Из двух вариантов – искать приключения либо описывать их – выберу первый!

Илья: Пока профессиональные мотоциклисты сидят в отелях, поедая ужин, я лежу в палатке на берегу озера и перевариваю произошедшее. Раз в пару недель публикую заметки из телефона в своей группе.

Сцена 6. Альберто не справляется с управлением, мотоцикл начинает вилять, вещи с багажника разлетаются по дороге, экипаж пикирует в мокрую канаву… Бывало такое? Так ли это страшно, как выглядит?

Александр: Аварии случаются, и они становятся серьезнее с опытом. Сначала я обжигал ногу о горячий глушитель, падал на песке, сбивал собаку на дороге (не насмерть). Потом меня сбивал грузовик, и я падал в горные реки на пятитысячных перевала в Гималаях. Но в целом стараюсь ездить осторожно.

Денис: За дорогу падал раз 130-150. Неприятно, бывает очень больно. Ну и мотоцикл весь в следах!

Илья: Такое бывает довольно часто, когда съезжаешь с асфальтированной дороги.

В Непале я падал в грязь. В Монголии улетал с мотоцикла, попадая на песчаные участки. В Челябинской области утопил мотоцикл по самые ручки, перебираясь вброд через болотистую реку. Может быть, мне просто везло, но мои падения всегда заканчивались удачно.

Сцена 7. Всю дорогу наши герои ремонтируют несчастный мотоцикл. Чтобы скоротать время, обсуждают женщин. Помнишь самую сложную поломку, которую удалось исправить самым легким путем? О чем обычно болтают в автомастерских?

Александр: Мне однажды налили соляру вместо бензина в мотоцикл, о чем я не знал и долго не мог понять, что не так. Нашел механика, который быстренько почистил карбюратор и все заработало.

В азиатских автомастерских обычно пьют чай из маленьких стаканчиков и задают стандартные вопросы: откуда ты? Куда едешь? Есть жена? И так далее…

Денис: Порвалась цепь под Владивостоком. Вова нашел у механиков цепь от старых советских станков, и она подошла (улыбается). В мастерских говорят о насущном: о девушках, жизни, проблемах, мечтах.

Илья: Мой мотоцикл – брат того самого «Нортона», на котором путешествовал Эрнесто. Именно поэтому он чинится ногой и палкой. После каждого падения я просто выпрямлял обратно погнувшиеся детали. Это довольно просто. В мастерской был лишь однажды, когда мне подправляли восьмерку. Это было в Челябинске и там болтали о гонках.

Сцена 8. Алберто и Эрнесто пытаются поставить палатку во время шторма – та, конечно, взлетает в воздух… В другой раз их настигает снежная буря. Какие неприятные погодные условия ты пережил на мотоцикле?

Александр: У меня тоже была своя снежная буря. Мы ехали на перевал Чанг Ла в Ладакхе (Индия) и поднимались по серпантину на высоту 5200 метров. В определенный момент дождь сменился на снег, видимость упала до нуля, дорога превратилась в грязное месиво с километровыми обрывами, а холод стал промораживать тело.

Нам повезло, что на самом верху перевала было кафе, в котором мы и еще десятки мотоциклистов грели отмороженные руки и готовились к спуску.

Денис: Чуть не умер от переохлаждения, когда в час ночи проснулся от того, что все тело сводит судорогой от холода. И пару раз от падений с мотоцикла.

Илья: Несколько раз приходилось ставить палатку во время шторма. В первый раз даже не успел закрепиться, палатку просто сложило пополам, как малиновый лист, и я попросился переночевать в юрте. Во второй раз ночью начался шторм, и полночи я в панике пробегал вокруг палатки, пытаясь закрепить ее булыжниками. Еще один раз спокойно разбил палатку на вершине горы, но ночью стукнули серьезные заморозки. Всю ночь растирал ноги.

Пару раз попадал в мощнейший ливень, который за пару минут превращал меня в намокшую губку.

Сцена 9. Эрнесто: «2051 км пути. Денег и еды не хватает, но нам удается питаться и находить ночлег бесплатно. Все благодаря нашему секретному оружию: Альберто может заговорить кого угодно». У тебя есть секретное оружие?

Александр: В общении с местными жителями в разных странах очень помогает улыбка, вежливость и человеческое общение.

Денис: Мое оружие – это доброта.

Илья: Наверное, мое секретное оружие – это баланс. Я всегда делюсь запасами с автостопщиками, мотоциклистами и людьми, которые дают мне ночлег. И никогда не переживаю, что отдаю последнее. Потом кто-то обязательно поделится едой со мной. Это работает настолько стабильно, что мне кажется, будто это какая-то магия.

Мотоцикл – это оружие против равнодушия.

Сцена 10. В Чили мотоцикл окончательно разваливается. Прощаясь с верным другом, Альберто пускает скупую мужскую слезу. Путешествие продолжается пешком… Эту сцену я оставлю без вопроса…

Александр: Был такой телепроект с Юэном МакГрегором, когда они с другом, оператором и машиной сопровождения ехали через всю России. Если я не ошибаюсь, в Туве у оператора украли байк BMW GS1200. Он не растерялся, купил поддержанный «Урал» и доехал на нем до Магадана. Всегда есть выход.

Денис: У меня такое случилось перед въездом в Японию. На таможне было две минуты, чтоб погрузить мотоцикл. И не вышло. Варианты были: не ехать в Японию, нелегально проникнуть на судно с мотоциклом, либо поплыть без него.

Я решил, что самурай без меча – то же самое, что самурай с мечом! И поплыл!

Илья: В Монголии, когда увидел местные дороги, мысленно включил мотоцикл в стоимость путешествия, так как думал, что он этого не выдержит. Но он выдержал, а у меня появился бонус в виде мотоцикла (улыбается). Когда оставляю его на ночь где-нибудь на улице, то каждое утро радуюсь, если нахожу на том же месте: «О, сегодня поеду на собственном транспорте». Идти пешком или автостопить тоже готов.

Сцена 11. Эрнесто цитирует стихи Гарсии Лорки: «Как я люблю Вальпараисо. Сколько волнений и света дарит эта дочь океана». Самое время признаться в любви к месту, которое сильно запало в душу. Можно стихами, почему нет…

Александр: Самое очаровательное – это высокие горы. Могу признаться в любви к Гималаям, потому что любое воспоминание о них окатывает голову восторгом, смешанным с опасностью и приключениями.

Денис: Бали дает большую совокупность факторов, западающих в душу, а по отдельности прекрасны практически все места, где я побывал. Даже самые недружелюбные.

Илья:

Байкал, Аракуль, Тургояк

Ришикеш, Кедарнат и Шихан

Таганай, Хонгорын, Бадринат

Ергаки, Катманду и Ко Чанг

Сцена 12. Мы на середине пути. Эрнесто получает письмо от девушки, которая, кажется, его разлюбила. Но друзья продолжают путь. Приходилось ли тебе резко менять планы: возвращаться домой или выбирать новый маршрут? Куда это привело?

Александр: Да, в путешествии важно не строить детальных планов, а иметь общую канву.

Однажды я неожиданно улетел на Новый год из Гоа в Беларусь, а потом оттуда в Ханой через Китай. Это был лучший Новый год в жизни!

Денис: Конечно, приходилось. Один раз вернулся по семейным причинам, а второй раз – когда в Малайзии в Кота-Кинабалу украли рюкзак со всеми вещами, документами и парикмахерским инструментом.

Илья: О любой местности никто не расскажет лучше местных. Они-то и меняют мои планы в самую непредсказуемую сторону. И я всегда следую их рекомендациям, даже если приходится делать крюк.

Самые лучшие ночевки, самые красивые виды, самые яркие приключения случались тогда, когда я отходил от плана.

Сцена 13. Ночь. Пустыня Атакама. Путешественники ночуют под открытым небом у костра с семьей перуанских шахтеров. Эта встреча меняет что-то в Эрнесто. Расскажи о ком-то из далеких стран, кто повлиял на твое мировоззрение?

Александр: Индия в целом. В этой стране тебя не отпускает ощущение, что общаешься с мудрецом, который через разных людей и ситуации показывает важные вещи о мире и о тебе самом, из-за чего ты учишься и открываешь себя заново.

Денис: Каждый человек – это Целая Вселенная – меняет мировоззрение больше или меньше. Просто нужно научится это ощущать.

Илья: Однажды, у меня пробило покрышку, а инструментов для ее починки не хватало. Через 10 минут возле меня уже стояли три монгола-дальнобойщика и оценивали масштаб проблемы. Еще через полтора часа они полностью восстановили мою покрышку, поставили все на место и уехали, отказавшись брать деньги.

В Монголии рекордная концентрация добродушных людей, которые готовы помочь в любую минуту, на каком бы языке ты ни говорил.

Ночью в горах Непала у меня порвалось сцепление, и я оказался обездвижен посреди узкой лесной дороги, где водились непальские тигры. Через некоторое время мимо проехал трактор с двумя пятнадцатилетними мальчишками, который помогли мне затащить мотоцикл в кузов и отвезли до ближайшего поселка.

В Испании встретил пожилого велосипедиста, с которым мы проболтали весь день, сидя на берегу Балеарского моря, попивая кофе и поедая еду, которой нас угощали прохожие. Этот разговор довольно сильно повлиял на меня. Тогда я нашел ответы на некоторые важные вопросы.

После таких случаев уже не можешь оставаться прежним.

Сцена 14. Куско – столица инков. Индейцы проводят для наших героев экскурсию и учат жевать листья коки. Что необычного ты пробовал (еда, напитки, что-то покрепче…) за время путешествий?

Александр: Азиатская еда кажется теперь знакомой и обычной. Во Вьетнаме я ел ежа. Это было бессмысленно потому, что он представлял из себя одни кости. Через пару лет перестал есть мясо и удивлять стала, скорее, не необычность еды, а доступность ее в удаленных местах.

Например, в Гималайской деревне Вашишт можно смотреть на заснеженные горы и есть «помодоро капрезе» или другие итальянские блюда, приготовленные невероятно вкусно.

Денис: Больше всего понравились лотосы и разнообразие блюд из них в Южной Корее.

Илья: Во Франции меня бесконечно угощали вкуснейшим сыром, поэтому из моего рюкзака всегда приятно пахло плесенью. В Монголии пил соленый чай – в нем было много масляного жира. В Непале пробовал глаза, яйца, стенки желудка и языки яков.

Сцена 15. 7014 км пути. Мачу-Пикчу без единого туриста – такое бывает только в кино. В каком раскрученном туристическом месте ты бы хотел побыть один, а может, уже удалось это сделать?

Александр: В Тадж-Махале, конечно. Его невозможно представить без людей. И он хоть и раскрученный, но вызывает бурю эмоций! Представляю, что было бы, если бы я увидел его в одиночестве.

Денис: На Ниагарском водопаде хотел бы побыть один и посмотреть на бушующие потоки воды.

Илья: Стараюсь путешествовать не в туристический сезон, и поэтому часто оказываюсь один в популярных местах. Или приезжаю в такие места вечером и остаюсь с ночевкой. Так было на горе Тубкаль в Марокко, мысе Хобой на Байкале и других местах. На Мачу-Пикчу тоже когда-нибудь заберусь встретить рассвет.

Сцена 16. На теплоходе по реке Амазонке Альберто играет в карты и срывает куш. Еще ему наконец-то удается заняться любовью. Когда тебе крупно везло в последний раз? В картах, рулетке, с женщинами… – в чем бы то ни было.

Александр: В январе индийский банкомат дал мне просто так 18 тысяч рублей.

Денис: А я вообще везунчик! Мне постоянно везет во всем (улыбается). Такое ощущение, что Вселенная помогает.

Илья: В азартные игры не играю. Но мне постоянно везет. Будь-то в вопросах еды, денег, ночлега, транспорта или общения с людьми.

Женщины в принципе по-другому смотрят на путешественников. Счастливый, открытый и дикий мужчина, только что вылезший из леса, гораздо любопытней любых городских особей. В любой стране. Но я не этим злоупотребляю.

Сцена 17. Эрнесто в разговоре с пациенткой лепрозория: – Я стараюсь приносить пользу людям. – Ты зря тратишь время. – Почему? – Жизнь дерьмо. – Да, жизнь сложная штука. Но мы должны бороться за каждый вдох. С кем из них ты согласен?

Александр: С Эрнесто. Жизнь – удивительная вещь, которую каждый сам вправе делать такой, какой хочет.

Денис: Конечно же, с Эрнесто! Жизнь бывает разной и это очень зависит от нас, насколько хорошей, либо дерьмовой она будет.

Илья: Когда здоров, легко говорить смертельно больному о том, что нужно бороться до последнего вдоха. Правда – у обоих. Но если жизнь дана тебе такой, то можно постараться сделать ее более яркой.

Сцена 18. На свой день рождения Эрнесто переплывает ночную Амазонку, несмотря на астму, крокодилов и уговоры Альберто взять лодку. Это был смелый поступок или глупый?

Александр: Это смелый поступок. Он бросил вызов самому себе. И сам же его принял. И это глупый поступок, потому что опасности не соответствуют результату.

Денис: Едешь до следующего города, понимая, что бензина хватит всего лишь на треть пути, максимум на половину. Щекотливые ощущения. Уже пару раз так делал.

Илья: Современному человеку не хватает благородной глупости. Мы стали слишком серьезными, а тотальное стремление к безопасности победило здоровый авантюризм. Поэтому часто люди не слышат, чего хочет душа. Этот смелый и необходимый поступок. Ведь Эрнесто победил всех мнимых крокодилов, астму и течение. Главным образом, в голове.

Каждое мое путешествие – пересечение собственной реки.

Сцена 19. Начав путешествие на мотоцикле, финальную часть пути герои преодолевают на плоту, махая на прощание новым друзьям. Откуда тебе было трудно уезжать, с кем расставаться?

Александр: Трудно уезжать, когда только начинаешь путешествовать. Потом уже не воспринимаешь возвращение домой как что-то скучное. Наоборот, впереди много интересного, а вернуться туда, откуда уезжаешь, сможешь всегда.

Денис: Из Муйне во Вьетнаме было нереально тяжело уезжать… И с Бали. Там уже все родное.

Илья: Мне всегда сложно уезжать из мест, в которых я встретил открытых и самобытных людей, к которым успел привязаться. Такими были хиппи из агрокоммуны в Витценхаузене. Такими были Берлин, Марракеш, Екатеринбург, Катманду, Ришикеш, деревня Малиновая и многие другие места, где я чувствовал себя как дома.

Сцена 20. Каракас. 12425 км пути. Альберто предлагает Эрнесто работать врачом. Тот отвечает: «Я не знаю… За то время, что мы провели путешествуя, что-то произошло, над чем я должен подумать…» Это вторая и последняя сцена без вопроса…

Александр: Впечатления и открытия, сделанные во время путешествий, долго раскладываются по полочкам, когда возвращаешься к привычному ритму жизни. После мотопутешествия по Гималаям я буквально не мог говорить, потому что не было слов выразить пережитое.

Денис: Каждый день думаю в дороге. Путешествие в одиночку – это постоянные разговоры с собой.

Илья: «Я не знаю… За то время, что мы провели путешествуя, что-то произошло, над чем я должен подумать…» – так происходит каждый раз.

И каждый раз ты снова возвращаешься на дорогу, чтобы узнать, прочувствовать и понять что-то новое.

 

«Эта история не о великих подвигах… Было ли наше видение слишком узким или подход – осторожным? Или мы принимали скоропалительные решения. Были ли слишком категоричны? Может быть… Но это первоначальное скитание по Южной Америке изменило меня сильнее. Намного сильнее, чем я ожидал. Я уже не был самим собой. По-крайней мере, в душе», – Эрнесто Гевара, 1952 год

 


Автор сценария и режиссер: Иван Кузнецов

Роли исполняли: Александр Йорк, Денис Юшин, Илья Соев

Хочешь стать новым героем? Пиши на info@arrivo.ru

Комментарии